Процесс принятия группового решения

Процесс принятия группового решения

    С такими проблемами, как лидерство и руководство, напрямую связан процесс принятия группового решения. Принятие решения – это одна из важнейших функций руководителя, а организация конкретной группы на принятие данного решения – наиболее трудная функция. В истории зафиксировано немало случаев, когда групповые решения в большинстве ситуаций оказываются более эффективными, нежели индивидуальные. В нынешних реалиях, когда работа групп активизируется в большинстве звеньев общественной системы, данная проблема получает особую актуальность.

    В социальной психологии, а также в повседневной практике разработаны разнообразные методы принятия групповых решений. Что же такое «групповое решение» и как можно объединить индивидуальные мнения участников группы в одно единственное решение?

    В большей степени исследована роль групповой дискуссии, которая, как правило, предвосхищает принятие группового решения.

    Эксперименты Левина по выработке группового решения

    На уровне эксперимента данная проблема, как и прочие вопросы групповой динамики, изучались Левиным. Эксперимент проводился во время Второй мировой войны на территории США, и обладал прикладным значением. В условиях экономических сложностей, связанных с военным положением в США, уменьшилось число продуктов питания, поступающих в торговую сеть. Вместо мясных продуктов покупателям предлагались различные субпродукты, покупка которых бойкотировалась домохозяйками. Целью данного экспериментального исследования Левина выступило сравнение эффективности влияния на мнение домохозяек традиционной формы, применяемой рекламой (лекции), и абсолютно новой формы, то есть выработки собственного группового решения на основании групповой дискуссии.

    Было сформировано несколько групп домохозяек из Красного Креста, выступающих добровольцами, в каждую группу вошли от тринадцати до семнадцати человек. Части групп прочитали лекции, в которых говорилось об очевидной пользе субпродуктов и о нужности их приобретения, а в остальных группах проводились дискуссии по тем же вопросам. Спустя неделю были проведены интервью, которые помогли выяснить, как изменились воззрения домохозяек.

    В итоге было установлено, что в тех группах, где читались лекции, мнение изменилось приблизительно у трех процентов, а там, где проводились групповые дискуссии, данный процент вырос до тридцати двух. Левин предложил собственную психологическую интерпретацию полученной информации: во время лекции домохозяйки только пассивно слушали рассуждения других людей, они только интерпретировали предлагаемые им фактические данные, исходя из своего прошлого опыта. После лекции у них могло быть два варианта поведения: приобретать либо не приобретать субпродукты. Во время самой лекции решение еще не было принято, и из-за того никакой поддержки целой группой в пользу принятия конкретного решения они не имели; в такой группе не появилась социальная норма, которой бы далее следовали участники данной группы. Из-за этого изменения мнения основывались только на эффективности убеждения, а она оказалась небольшой. В то же время, в ходе групповой дискуссии, каждый из участников группы ощущал себя включенным в процесс принятия группового решения, и это снижало сопротивление нововведению. Во время дискуссии стал понятным тот факт, что прочие участники группы тоже продвигаются в направлении конкретного решения, и это укрепляло личную позицию. Получается, что в данном случае решение было подготовлено постепенно, шаг за шагом, оно превращалось в некую групповую норму, которую поддержали и приняли участники дискуссии. Данный эффект стал возможным из-за того, что это решение не было навязано извне, а было принято конкретно участниками группы.

    Во время таких экспериментов Левин выявил следующие значимые закономерности:

    • Групповая дискуссия дает возможность столкнуть между собой противоположные позиции, и этим помочь членам группы посмотреть на различные стороны проблемы, снизить их сопротивление новой информации.
    • В том случае, когда решение инициировано группой, то оно считается логическим выводом из самой дискуссии, оно одобрено всеми ее участниками, его значение растет, так как оно становится групповой нормой.

    Значение воздействия групповой дискуссии как стадии, которая предвосхищает принятие группового решения, сформировалось достаточно точно: начался – особенно на прикладном уровне – активный поиск разнообразных видов групповой дискуссии, которые стимулируют принятие определенного решения.

    Одни из данных видов отлично известны, они выдвинулись именно практикой, их важность давно ясна и даже отразилась в пословицах, таких как «Один ум хорошо, а два лучше» и так далее. К примеру, повсеместно практикуемой формой считаются разного типа совещания, что также можно назвать своеобразной формой групповой дискуссии.

    Методы мозгового штурма и синектики

    Вместе с этим в исследованиях по проблематике групповых решений выдвигались и другие формы групповых дискуссий. К примеру, А. Осборн ввел понятие «брейнсторминг» (или «мозговой штурм»). Смысл дискуссии состоит в том, что для получения коллективного решения группа делится руководителем на две части: «критиков» и «генераторов идей».

    На начальном этапе дискуссии работают «генераторы идей», которые должны придумать максимальное количество предложений, касающихся решения обговариваемой проблемы.

    Замечание 1

    Такие предложения могут быть совершенно не аргументированными, даже нереальными, но обязательное условие, что на данном этапе их никто не критикует.

    Его целью является получение огромного числа самых различных предложений. В связи с этим возникает очень значимый вопрос о значении критичности личности во время принятия решения (своеобразный самоконтроль при выдвижении идей).

    На следующем этапе в игру вступают «критики», которые приступают к сортировке поступивших предложений: они отсеивают те, которые кажутся непригодными, откладывают отдельно спорные, абсолютно принимают очевидные удачи. При повторном проведении анализа происходит обсуждение спорных предложений, и из них тоже берется максимум возможного.

    В результате группа получает обширный набор разнообразных вариантов решения определенной проблемы. Метод «брейнсторминга» ранее был действительно популярным, получившим признание, особенно во время выработки разнообразных технических решений. Конечно же, «брейнсторминг» не способен заменить собой прочие подходы, и его абсолютизация совершенно нецелесообразна. Но в определенных случаях он приносит ощутимую пользу.

    Следующий метод групповой дискуссии разработал У. Гордон. Это метод синектики, или метод соединения разнородного. Почерк данного метода в чем-то сравним с брейнстормингом, так как имеет ту же главную идею – на начальном этапе получить максимум различных, и даже полностью противоположных и взаимоисключающих предложений. Для этого в группе определяются «синекторы» – то есть, по сути, затравщики дискуссии, которую проводят конкретно они, хотя и в присутствии со всеми членами группы. Синекторы – это индивиды, которые максимально активно заявляют собственную позицию в группе. Установлено экспериментально, что их оптимальное количество – в пределах пяти-семи человек. Они начинают дискуссию, затем в нее включаются и прочие участники группы, но задача синекторов – максимально точно формулировать противоположные мнения: группа должна «видеть» две возникающие крайности в решении проблемы с тем, чтобы оценить их с разных сторон.

    Во время дискуссии убираются крайности, принимается определенное решение, которое устраивает всех. В методе синектики обширно применяется логический прием рассуждения по аналогии. В условиях, к примеру, дискуссии относительно технических вопросов допустим прием аналогии, когда один из синекторов отождествляет себя самого с каким-то техническим процессом – например, током воды, вращение вала и проч., либо каким-то физическим объектом. Обширно используются и более простые аналогии, к примеру, предлагающие решения, опираясь на опыт прочих наук. Как и в случае с брейнстормингом, такого рода дискуссии обширно используются во время обсуждения технических проблем и дают здесь также известный эффект.

    Указанные формы групповой дискуссии обладают в основном прикладным значением. Касательно теоретической стороны данной проблемы можно отметить, что основным вопросом считается вопрос о сравнительной важности индивидуальных и групповых решений. Во время его исследования был получен довольно любопытный феномен, который получил название «сдвиг риска». До открытия этого феномена все изучения малых групп руководствовались тем фактом, что группа считается особым модератором индивидуальных мнений и суждений ее участников: она отбрасывает самые крайние решения и получает своего рода среднее от индивидуальных решений. Процесс усреднения групповых решений называется процессом нормализации группы.

    Замечание 2

    Процесс нормализации не возникает в таких ситуациях, когда принимаемое решение включает в себя момент риска. В своем научном исследовании, проведенном в 1961 году, Дж. Стоунер продемонстрировал, что групповое решение включает в себя в большей степени момент риска, нежели индивидуальные решения.

    Был проведен эксперимент, во время которого испытуемым, разделенным на группы по пять-семь персон, предлагался определенный набор дилемм для выбора одной из них: или той, где велика вероятность успеха, но невелика его ценность (то есть «синица в руке»), или той, где возможность успеха небольшая, но зато ценность очень значительна (то есть «журавль в небе»).

    Примеры возможных дилемм: перейти (без каких бы то ни было гарантий) на другую, более высокооплачиваемую должность, либо остаться на прежней, со средней оплатой труда, но без малейшего риска; сыграть среднему шахматисту в значительном турнире и выбрать почетное поражение, либо сделать рискованный ход, после которого может произойти небывалый успех либо абсолютный провал. Участники групп для начала индивидуально выполняли предложенные задания, а после проводили групповую дискуссию и принимали решение сообща.

    Замечание 3

    Было установлено, что во втором случае «рискованная» альтернатива выбиралась намного чаще. При повторном индивидуальном решении сдвиг риска оставался таким же.

    В результате своих исследований Дж. Стоунер сделал такие выводы:

    • Сдвиг в сторону риска происходит из-за разделения (или диффузии) ответственности.
    • Риск в целом понимается как некая ценность в социуме.

    Но существовал и обратный эффект: сдвиг мог происходить и в направлении осторожности. На данном основании допустимо утверждать, что ни одна из данных гипотез не получила абсолютного подтверждения.

    Групповая дискуссия приводит к такому явлению внутри группы, которое называется поляризацией группы. Во время групповой дискуссии противоположные мнения, которые имеются у разных групп, не просто обнажаются, но и при этом вызывают принятие либо отвержение их большинством прочих групп. Более усредненные мнения словно отмирают, а более крайние заметно распределяются между двумя полюсами. Такое обнажение крайних позиций способствует более отчетливой картине, которая формируется в группе согласно дискутируемой проблеме.

    Получается, что групповая поляризация во многом противоречит до этого принятой идее касательно усреднения в групповом решении индивидуальных решений. Именно это послужило основанием предположить, что «сдвиг риска», который открыл Стоунер, возможно трактовать намного более обширно, то есть в качестве «сдвига выбора», осуществляемого во время принятия решения группой.

    Но вопрос касательно того, какая из двух противоположных точек зрения ляжет в основу решения группы, не воспринимается однозначно. По итогу большого числа экспериментальных исследований были получены данные о том, что обычно групповая дискуссия укрепляет именно то мнение, которое и до этого являлось мнением большинства.

    По итогу эксперименты Стоунера и прочих продемонстрировали, что групповое решение далеко не в каждом случае является усредненным (нередко происходит не нормализация, а, наоборот, поляризация). Это можно объяснить следующими способами:

    • Нормативное объяснение – индивид видит, что прочие думают также, и его мнение укрепляется.
    • Информационное объяснение – групповая дискуссия формирует новые аргументы. Сдвиг мнений отображает пропорцию аргументов одной и другой стороны.

    И в наше время существует острая дискуссия касательно объяснения феномена «сдвига риска». Она касается таких вопросов:

    • Может ли группа рассматриваться в качестве чего-то, стоящего над индивидами.
    • Допустимо ли прогнозировать какой-то продукт групповой деятельности на основании знания индивидуальных вкладов в него.

    Очень важно провести анализ вопроса касательно качества принимаемых группой решений и касательно возможности совершенствования процесса принятия решения в разноплановых группах. Если говорить о качестве группового решения, то известно, что его преимущество над индивидуальным решением напрямую зависит от стадии принятия данного решения:

    • На стадии поиска решения индивидуальное решение более результативно.
    • На стадии разработки (или же подтверждения верности) преобладают уже групповые решения.

    Возможность улучшения процесса принятия решения группой напрямую зависит от навыка и умения проводить результативную групповую дискуссию, что стараются развивать с помощью социально-психологических тренингов (ролевых игр, открытого общения, групповой дискуссии).

    Понятие группового духа

    На качество решения воздействует и еще один фактор, который называется «групповой дух» либо «группомыслие». Это понятие внедрил И. Джанис, обозначая значительную степень включенности в некую систему групповых представлений и ценностей, мешающую принятию верного решения. Очевидность верного решения приносится в своеобразную жертву единомыслию группы.

    Было установлено, что самыми значимыми факторами образования «группового духа» выступают:

    1. Значительная сплоченность коллектива (группы).
    2. Сильно выраженное имеющееся «мы-чувство».
    3. Отделенность группы от других источников информации.
    4. Значительный уровень неопределенности одобрения личных мнений участниками группы.

    Значительная роль феномена «группового духа» состоит в уменьшении качества групповых решений, то есть является ограничением возможностей участников данного решения увидеть проблему объективно; группа превращается в жертву собственного единомыслия.

    Получается, что можно указать базовые симптомы (или признаки) группомыслия:

    • Иллюзия неуязвимости, которая разделяется большей частью либо даже всеми участниками группы.
    • Стремление рационально объяснить принимаемое решение, чтобы убрать любые существующие возражения.
    • Стопроцентная вера в исповедуемые группой поведенческие принципы.
    • Стереотипные воззрения на соперников.
    • Явное давление на участников группы, выдвигающих аргументы против сформировавшихся групповых стереотипов, требование лояльности.
    • Самоцензура, готовность к минимизации личных сомнений и контраргументов, напрямую затрагивающих решения группы.
    • Иллюзия единомыслия касательно оценок; появление самозванных охранителей группового духа, то есть людей, которые защищают группу от негативной информации, которая может нарушить испытываемое ими чувство удовлетворенности принимаемыми решениями двух сторон.

    В наши дни ученые говорят о том, что навык ведения групповой дискуссии – это непременное условие успешного руководства группой со стороны ее руководителя, из-за этого тренинг в данной форме особенно целесообразен именно для руководителей.

    Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
    Средняя оценка статьи
    4,7 из 5 (9 голосов)